?

Log in

No account? Create an account

Запасы разведанных запасов

В кунсткамере всё не как у людей


типа пионер
Лёсик jyrnalist
Previous Entry Share Next Entry
Музыкальный дозор
я все еще продолжаю удивляться талантам луганщины. многие высмеивают область, многие хотят свалить. а я люблю и горжусь! а тут как-то узнаю, что довольно известный композитор выходец из нашей области. ну и пошло-поехало:
Оригинал


Если вы увлекаетесь современным российским кинематографом, то имя московского композитора Юрия Потеенко вам известно. Он автор музыки к знаменитым российским блокбастерам «Ночной дозор» и «Дневной дозор», а также к фильмам «Клетка», «Ленинград», «С легким паром. Продолжение» и др. А знаете ли вы, что родился и вырос он в Молодогвардейске?


5 декабря 1960 года в городе Молодогвардейске родился будущий автор саундтреков к фильму «Ночной дозор» Юрий ПОТЕЕНКО. В России о композиторе знают лучше, чем на малой родине, попробуем исправить это упущение. Тем более, что наш земляк, автор музыки к самым кассовым российским блокбастерам, в 2009 году стал лауреатом престижной Национальной премии Российской академии киноискусств «Золотой орел» за лучшую музыку к фильму Федора Бондарчука «Обитаемый остров».

В кино Юрий Потеенко человек не случайный. Когда учился, работал в кинотеатре «Иллюзион», в котором тогда, в советские времена, по вторникам и четвергам демонстрировались старые фильмы — с участием Асты Нильсен, Веры Холодной, Мери Пикфорд, Греты Гарбо, других звезд «великого немого», работы Гриффита, Китона, Чаплина, Видора, наших Барнета, Козинцева, Эйзенштейна, Протазанова... Программа называлась «Страницы немого кино».

Потеенко приходил в кинозал, садился за рояль, рядом зажигался экран, и он играл. Зачастую даже не зная, о чем картина, чья... Это была полнейшая импровизация. На такое способен не каждый музыкант. Таперство (музыкант, озвучивающий немое кино, называется тапером), кажется, давно осталось в прошлом. Но у Потеенко это получалось великолепно. И в СССР он был единственным тапером. Для него это было своеобразным допингом, совершенно безумным творческим допингом, и это было дико интересно.

Знаменитая гриффитовская «Нетерпимость» идет шесть часов, и все эти шесть часов он сидел за роялем. Для профессионального концертирующего пианиста это было бы почти невозможно — играть шесть часов без перерыва. А у него были героические субботы, когда «Нетерпимость» шла два сеанса кряду: он играл первые шесть часов, потом пятнадцать минут пил чай, после вновь садился за рояль... Платили за это дело четыре рубля 60 копеек. Но, понятно, не из-за денег все делалось...

Предложения писать музыку для кино стали поступать Юрию, когда он работал главным редактором по эстраде Всесоюзной студии грамзаписи «Мелодия». Первая работа делалась для картины «Линия судьбы» известнейшего режиссера Владимира Федоровича КОНОВАЛОВА. Трагический фильм о людях, чьи имена в свое время составляли славу советского и мирового спорта, о том, что происходило с ними в то смутное время. Картина была показана на известном фестивале документального кино в Палермо, где получила Гран-при. За музыку в том числе... Потом с Коноваловым был сделан еще один фильм — о Льве Ивановиче Яшине. Вслед за чем пошло художественное кино. «Секс-сказка» по рассказу Набокова с Людмилой Гурченко и Сергеем Жигуновым в главных ролях. (Фильм вошел в число премированных на фестивале в Сан-Ремо). Политический детектив «Черный квадрат» (1992 г.). «Раздетые» Кирилла Серебренникова. (Фильм получил Серебряную медаль на кинофестивале в Варне в 2000 г.) «Ночной дозор» Т. Бекмамбетова (фильм завоевал приз Дрезденского фестиваля). «Ленинград» – получил премию Национальной академии кинематографических искусств и наук России «Золотой орел» в категории «лучшая музыка». Музыку к фильму записывал оркестр Большого театра под управлением И.Дронова. Партию рояля исполняет жена Потеенко – Надя. А в фильмах, где звучит баян, в основном его озвучивает сам Потеенко.

Потеенко – автор симфонии, трех одноактных опер по рассказам А. П. Чехова («Неудача», «Загадочная натура», «Неженка»), оратории «Песни Руси» на тексты древнерусских исторических былин, хоровых циклов «Юдоль Грез» на стихи английских поэтов и «Из русской лирики» на стихи русских поэтов XIX века. Им написан ряд сочинений крупного жанра для оркестра (симфоническая сюита «Корсары», балетная сюита «Царь Салтан», «Пьесы для оркестра» и другие).

По заказу ансамбля солистов под управлением И. Дронова им создан ряд сочинений, в том числе увертюра для ансамбля солистов «По страницам “Пиковой дамы” П. И. Чайковского».

Потеенко аранжировал оперу Дж. Гершвина «Порги и Бесс», исполняемую Камерным хором Московской консерватории.

По заказу дирекции Большого театра Потеенко сделал инструментовку сценического оркестра для натуральных медных духовых инструментов оперы М. Мусоргского «Хованщина» (2002 г.).

Выполнил работу по редакции симфонической партитуры и инструментовке духового оркестра оперы М. Глинки «Руслан и Людмила» в соответствии с эскизами автора.

В 2006 г. сделал новую оркестровку балета Ц. Пуни «Дочь фараона». (В советское время этот балет был снят «за малую художественную ценность», но прекрасное произведение снова вернулось к жизни.)

Учитель с большой буквы

Первым учителем Юрия Потеенко был Семен БИХДРИКЕР, ведущий педагог Луганской области. В свое время он был директором Молодогвардейской музыкальной школы, был художественным руководителем Луганской областной филармонии, ныне же находится на заслуженном отдыхе.

– Сложно ли было работать с Юрой?

– У него абсолютный слух, абсолютная память, абсолютное чувство ритма, особое восприятие мира, колоссальное образное мышление. Очень быстро все усваивал, схватывая буквально на лету. Еще в школе он играл произведения уровня училища и даже консерватории. Но вместе с тем Юра был очень чуткий к фальши и очень требовательный к окружению.

Исходя из его возможностей, я предъявлял к нему высокие требования. Но и самому мне нужно было соответствовать таланту ученика, я должен был абсолютно идеально играть, потому что малейшую неточность он сразу же улавливал.

– А какие были самые яркие моменты в творческом общении с ним?

– Мне запомнилось, как он писал песню «Слава тебе, Краснодон». И слова и музыка рождались буквально мгновенно. Стихи писал замечательный поэт, ныне директор музея «Молодая гвардия» Анатолий Григорьевич Никитенко. Напишет один куплет – и диктует его по телефону. Юра слушает и уже знает, как что должно звучать, садится и тут же играет. Через время Никитенко диктует второй куплет, и продолжается работа. Здорово было.

Юра превосходный импровизатор. Он запросто мог по-хорошему музыкально похулиганить, взять газету «Правда» и сходу сочинить музыку на передовую статью. Кстати, такое было подвластно только Дмитрию Шостаковичу.

– А как было принято решение поступать в Москву?

– А что, мы не Ломоносовы? Было же ясно, что в этих стенах такому человеку, как Юра, просто не развернуться.

На прослушивание я ездил вместе с ним. Преподаватель был, конечно, впечатлен, но решил схитрить. На вопрос, приезжать ли нам на вступительные экзамены, он ответил уклончиво: «Попробуйте. Ну, вы же понимаете, у нас конкурс, к нам приезжают со всего Союза». Но мне нужны были своеобразные гарантии, и я сказал, что если у нас здесь нет шансов, мы поедем в Киев. На что быстро получил ответ: «Нет-нет. Приезжайте к нам». Вот так Юра стал учиться в Москве.

О решении перевестись с отделения народных инструментов на отделение хорового дирижирования он никому не говорил. Но рано или поздно об этом все равно бы узнали. И приехав сюда, он сознался в содеянном вначале мне, на что я ему ответил: «Правильно ты, Юрочка, поступил», и уже потом он рассказал об этом родителям.

– Как Вы думаете, легко ли ему приспособиться к столичной жизни?

– Юра эрудированный, много читал, много знал. У него были здоровые амбиции. Он знал себе цену, понимал, что он не такой, как другие. И в то же время он был очень простой. Его взгляды на жизнь, мировоззрение во многом ему помогали. Его отличает высокая культура и воспитание, и в этом большая заслуга его родителей.

А еще он прирожденный дипломат, никогда никого не обидит. К своим товарищам и коллегам относится с большим уважением.

Я помню, как-то он мне сказал: «Семен Израилевич, когда я был на первом курсе училища, я думал, что обогнал Вас. Когда я был на первом курсе консерватории, я думал, что нет. Но на третьем курсе я понял, что мне до Вас далеко».

Но все-таки сказать, что учитель состоялся, можно тогда, когда ученик его превзошел. У нас, я думаю, так и получилось.

– У Вас были ученики такие же, как Юра?

– Одаренные, конечно, были. Многие добились успехов в жизни. Но такого уровня, как Юра – только он. Юра уникален, владеет любым жанром, любым стилем. Не знаю, в курсе ли Вы, но он недавно получил премию «Золотого орла», за музыку к фильму Федора Бондарчука «Обитаемый остров». Фильм снят по книге братьев Стругацких. Это непростые авторы, но для Юры это как раз то, что надо. Так же, как и в книге, в Юриной музыке очень развито философское начало. Он композитор-философ. Поэтому неудивительно, что его музыку к фильму высоко оценили. Я с удовольствием смотрел церемонию награждения. Было очень приятно.

Золотой орел

Родители Юрия все так же живут под Краснодоном, в Новоалександровке. Сын приезжает навестить их на праздники, тут с ним и удалось встретиться. Вместо интервью получилась задушевная беседа. Да и повод нашелся радостный – все-таки, престижные премии вручают не каждый день.

– Юрий, что для Вас лично означает получение «Золотого орла»?

– Это означает, что моя работа удостоилась внимания и одобрения профессионалов кино. Конечно, не скрою, такое общественное признание работы очень важно и приятно по-человечески. Но сказать, что награды и премии как-то влияют на творческий процесс, было бы неправдой. Кроме того, оценивали не меня лично, а музыку к фильму, которая являет собой результат творческого труда помимо композитора многих артистов оркестра, солистов, звукорежиссеров, инженеров и многих других людей, чья профессия связана с записью музыки. Это оценка нашей общей работы.

– Значит, если человек стремится к наградам, коллекционирует их, чтобы доказать свою значимость, то он изначально неправ?

– Думаю, что человек, пытающийся что-то доказывать окружающим, прежде всего, пытается доказать что-то самому себе. Не уверен, что это необходимо.

Было очень смешно, когда я смотрел документальный фильм про Хрущева. Он, будучи уже Генеральным секретарем ЦК КПСС, приехал на родину в свою деревню, где его торжественно встречали земляки. Среди встречающих была женщина, которая когда-то давно, в молодости, отклонила предложение руки и сердца со стороны Никиты Сергеевича. Он остановился напротив, взглянул на нее победоносно и сказал: «Жалеешь, небось, что не согласилась?»

– И много времени Вы отдаете работе?

– Моя жизнь состоит из работы, семьи и моих родных и близких. А работа – это определенное состояние ума и души. График работы разный, но когда я нахожусь в проекте, т.е. когда идет самая активная фаза работы над картиной в своей студии, то все выглядит примерно следующим образом: начало работы примерно в 11 утра, поздно вечером приезжаю домой, общаюсь за ужином с семьей. Обмениваемся новостями, информацией о событиях, потом, примерно к часу ночи, я возвращаюсь на студию и продолжаю работать часов до 6-ти утра. Сон, как правило, дважды: часа четыре утром и пару часов вечером, перед ужином. Ночью преследует чувство голода, чаще удовлетворяю его, хотя знаю, что это неправильно. Потом, когда работа над картиной заканчивается, – все по-другому, нормальный график, нормальный режим. Но ненадолго.

– Одиночество способствует творчеству?

– Мой процесс всегда проходит в одиночестве, т.е. без свидетелей. Но это физическое одиночество, а не духовное. Последнее, думаю, не способствует ничему.

– Как Вы относитесь к возможностям, которые дает Интернет?

– В нашей профессии, как и в любой другой, Интернет играет огромную роль. Например, музыку к фильму «Пятая казнь» мы записывали на Мосфильме, а сводили в Лос-Анджелесе. Но никому не пришлось никуда ездить. Общение происходило посредством глобальной сети, и каждый находился на своем рабочем месте, я – в Москве в своей студии, Томми Викари (Tommy Vicari) – в Лос-Анджелесе, продюсеры – в Петербурге. Видеокоммуникация – вещь замечательная.

– И используя возможности Интернета, скачивая самоучители, программы можно самому научиться писать музыку?

– Ответ таится в самом вопросе, вслушайтесь – «писать» музыку. Это значит записывать, то есть знать нотную грамоту. Можно из Интернета добыть огромное количество информации, но профессия предполагает системные знания, а не информацию. При помощи Интернета можно стать «продвинутым» и информированным любителем. Кроме того, между понятиями «знать» и «уметь» лежит порой непреодолимая пропасть.

– Какую роль сыграл в Вашей жизни первый учитель?

– Огромную. Это одаренный музыкант и педагог Семен Израилевич Бихдрикер, которому я обязан начальным музыкальным образованием в Краснодонской музыкальной школе… Когда мы с ним приехали в Москву на прослушивание (это была его идея), я с удивлением понял, что моя подготовка не только не уступает подготовке тех, кто учился в Москве, но и по многим параметрам превосходит их уровень. Эта база, которую я получил в Краснодоне, во многом обеспечила мне будущее. Семен Израилевич ныне, как и прежде, живет и здравствует в Краснодоне. Мы все эти времена поддерживаем теплые отношения с ним и его семьей, и для меня он всегда Учитель с большой буквы.

– Как можно помочь раскрыться таланту?

– Не мешать, способствовать, направлять и закалять. Если талант настоящий – он раскроется и состоится.

– Все Ваши произведения очень разные, не проще ли работать по накатанной дорожке?

– Наверное, кому-то проще. Я стараюсь работать на проектах, которые ставят передо мной новые задачи, и жанровые в том числе. В Америке у композиторов кино эта проблема очень актуальна. Как правило, человек, удачно написавший музыку, например, к комедии, в дальнейшем получает предложение писать и дальше только в этом жанре. Продюсеры не хотят рисковать, и для драмы, например, приглашают писать композитора, который уже писал к драме. Из этого порочного круга часто бывает очень трудно выбраться.

Ну, Слава Богу, до нас это еще не дошло. Я пока имею возможность выбирать из имеющихся предложений, да и предложения чаще всего совсем разные, что не может не радовать.

– Получается, что у человека всегда есть выбор?

– Совершенно верно. Есть одна китайская мудрость: жизнь – это сад расходящихся троп. Это значит, что нет для человека какой-то одной большой дороги – каждую секунду перед ним возникает тысяча мелких тропинок, и он сам решает, по которой из них пойти.

Интересное обсуждение направления музыки было с Тимуром БЕКМАМБЕТОВЫМ для «Ночного дозора». Он хотел музыку определенного эмоционального плана. Что-то такое, как у Вильямса, как у Циммера, и ставил образцы из американского кино.

Потеенко, внимательно выслушав, возразил. Это не Вильямс и не Циммер, это на самом деле Мусоргский. Почему? Потому что еще задолго до появления кино основы киномузыки заложил Модест Мусоргский. Он открыл принципы, заложил приемы и направления, которые американцы переняли как самые подходящие для озвучивания кино. Он сел за рояль и стал играть сцены из «Бориса Годунова». И Бекмамбетов увидел, что да, это та же музыка. (Кстати, после фильма «Ленинград» Потеенко получил от Циммера письмо, где Ханс написал, что считает музыку Потеенко потрясающей.)

Профессионалами в плане заказа музыки оказались «Акеловцы». Они предельно грамотно сформулировали свои музыкальные предложения, и с самого начала четко знали, что хотят: нам нужна такая-то тема, она должна возбуждать такие-то чувства, этот отрывок должен звучать две секунды, этот — пять, и так далее. Они изначально хотели сделать саундтрек с хорошим симфоническим оркестром, несмотря на то, что это дорого стоит, и речь шла о компьютерной игре «Корсары».

Компьютерщики оценили по достоинству симфоническое сопровождение к морской приключенческой игре. И Потеенко писал музыку ко всем трем «Корсарам».

И не просто писал музыку, а даже пел. Когда все записали, ему вдруг задают вопрос:

– А где же пираты?

– Какие пираты? У нас не было никакой пиратской темы!

– Ну как же, – отвечают, – у нас и в заказе записано...

Полезли в бумажку — и правда, было такое. Однако и Потеенко этих пиратов из виду упустил, и «Акела» прошляпила. Что делать? Ведь музыка полностью записана... Но без темы пиратов нельзя, они что-то петь должны, и вообще... Вот это пиратское «йо-хо-хо» ему и пришлось петь несколькими голосами, изображать, так сказать, многоголосие. Что называется, вышел из положения. В этом отрывке, кстати, использована синтезаторная подкладка, и чтобы создать ощущение живого звучания, он пригласил двух великолепных музыкантов-солистов: трубача из Большого симфонического оркестра Юрия Соболева и Александра Корнеева, первую флейту мира, профессора консерватории.

Кроме этого остроумного гимна, Потеенко – официальный аранжировщик гимна России. Существует два варианта. Первый – запись кремлевского оркестра под управлением П.Овсянникова. Второй – запись Большого театра. Есть еще и хоровой вариант (без инструментального сопровождения), который исполняет хор под управлением Тевлина.

Сегодня наш земляк широко востребован в России и за ее пределами. Странно одно: что его еще не завербовал Голливуд.

Алла Письменная, jyrnalist


promo jyrnalist august 9, 2013 11:55 4
Buy for 100 tokens
Всю ночь снилось, что народный депутат Украины, а по совместительству почетный гражданин Луганщины Александр Сергеевич Ефремов - резидент Камеди клаба. И рассказывал политик в стиле Павла Воли жутко смешную историю про один из центров связи, созданный только для того, чтобы координировать работу…

круто, будем знать

аха! :)))

Да людей талантливых полно, кто бы спорил. Донбасс на них всегда был богат. Вот только известность и признание к ним пришли как раз после того, как они отсюда свалили.))) Такой уж парадокс.

хотелось бы возразить, но... никто в голову не приходит

Да вот я тоже вспоминал, а вспоминаются только обратные примеры - Сергей Семак, Корней, Александр А. Ревва, Веня Дркин, Тутта Ларсен, Михей... Кого ни возьми, да и герой данной публикации тоже не в Молодогвардейске прославился

есть один мысль. А сколько еще будет талантов, которые уже сейчас творят в небольших провинциальных городах Донбасса, Закорпаття, "Центральщины" и везде. Только вот популярность всегда дает большой город со своими возможностями которых не будет в их родных городах. Нельзя сказать что это парадокс. Эт нормальное течение жизни. Т.е. можно сказать, что пословица "не место красит человека а человек место", тут не работает. ))

не, всегда нужен подход. вот, пару лет назад наша съемочная группа побывала в гостях у мастеров по дереву. 20 или 30 лет эти талантливые люди никуда не могли пробиться - их даже на районные выставки не приглашали. хз почему. а после сюжета - они победители разных областных и национальных конкурсов и соревнований народного творчества...

ну так ведь у нас было много талантов раньше, которых мы знаем и почему бы этой тенденции прерываться...

вот я и вношу свой вклад, чтобыэта тенденция не прерывалась! ;)

Лесик, ты мне лучше назови самую знаменитую современную знаменитость из города Стаханов;)

хм, хз.
но если ты имеешь в виду товарища Стаханова, то это спорный вопрос

Погугли Anna Lacey. Ссылок не хочу давать, ибо статья-с.

У меня где--то есть шикарная фотка, где она с паспортами сфотографирована.

я их имен не запоминаю...

Я бы тоже, может быть, не запомнил - но попалась фотка с паспортами и комментами.

ну выложил бы какую-то его музыку зацынить
ато много букав

посмотри дозоры или обитаемый остров ;)

очень смешно

а я вполне серьезно говорю!

от этого мне ещё смешнее)

тогда я буду молчать :Р