October 22nd, 2010

типа пионер

Сюр

В углу ни жив, ни мерт жался кот Шредингера. Чеширская улыбка исчезла с его морды. Завязанная Гордиевым узлом Лента Мёбиуса своей логической неразрешимостью ставила ребром актуальный для животного вопрос жизни и смерти.

Опустошенная до дна, под столом валялась чаша Грааля. Остатки божественного нектара капали на не менее божественную амброзию. И хотя бутылка Клейна играла роль Рога изобилия, наполнить иную чашу - чашу Петри так и не удалось.

Две неэвклидовы параллельные, явно презирая инстинкт самосохранения, страстно жались друг к другу. От любопытных глаз всю эту картину скрывала сфера Дайсона. Хроматическое число Гипотетического объекта варьировалось в разумных пределах.

Из клубка истории торчали Ледовое побоище, петушиные бои и дебаты в парламенте. Впрочем, игрушка богов уже не интересовала Кота. Корпускулярно-волновой дуализм застил глаза.